МЕНЮ
  • Твое имя. Купить билеты
    Твое имя. Купить билеты


0
18

Рецензия: «Молчание»: Битва религий

Автор: | Категория : Рецензии |

Метки: |просмотров: 2 445
В "Гоголь-центре" состоялась премьера фильма "Молчание" (фотоотчет)

В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие.

Однако в этой стране христианская религия строжайше запрещена, хотя там и присутствует много верующих, вынужденных совершать церковные обряды в тайне, опасаясь гонений. Священников арестовывают и подвергают различным пыткам, чтобы вынудить отступить от своей церкви.

Экранизацию одноименного романа Сюсаку Эндо Скорсезе снимает в неторопливой манере, чтобы зритель как следует проникся духом Японии. Удивительной красоты пейзажи, сменяющие друг друга локации, потрясающие крупные планы – номинация на премию «Оскар» за операторскую работу тут неслучайна.

Фильм с первых же минут берет зрителя за горло своей монументальностью. Отличная визуальная составляющая – лишь плацдарм для сильной философской баталии, столкновения двух культур. Отец Родригес (Эндрю Гарфилд) и отец Гаррпе (Адам Драйвер) искренне поражаются стойкости духа, которую показывают крестьяне-оборванцы в вопросах защиты своей веры. Но японцы понимают пришедшее к ним христианство иначе, чем европейцы, ценя в первую очередь его внешние проявления. Иезуиты пытаются их просвещать, причем все диалоги в фильме выстроены идеально, каждое слово взвешено и вставлено строго на свое место, а речи всегда точны. Из главных героев получаются идеальные с точки зрения религии пастыри, каких в реальности, пожалуй, и не встретить.

Но борьба происходит не только внешняя, но и внутренняя. Японские христиане страдают так, как никогда не страдали бы, будучи буддистами. Отец Родригес, видя эти мучения, сначала искренне восхищается своей паствой. Стоит отметить, что уже во втором веке нашей эры на Западе среди Отцов церкви бытовало убеждение, что эпоха святости прошла, когда на христиан закончились гонения. Нет гонений – нет и необходимости в борьбе за веру, а потому конец света и второе пришествие Христа не за горами. Поэтому активные притеснения верующих сначала не сильно смущают главных героев: они видят в них возможность проявить веру. Однако чем сильнее накаляется ситуация, тем чаще отец Родригес задается вопросом, где же его христианский Бог и почему он все время молчит? Причем размышления оказываются вполне себе современными и обгоняющими обычную теологию 17 века.

В рассуждениях о вере Родригесу противостоит инквизитор Иноуэ – японец, защищающий собственную культуру от посягательств европейцев. Для него распространение христианства – лишь очередной шаг, который европейцы предпринимают для расширения своего влияния. В Японии уже проходило восстание, организованное христианами, что и привело к запрету религии. Но Родригеса политика не интересует, он искренен в своих религиозных убеждениях. А вот инквизитор трактует его поступки как проявление высокомерия и отсутствие желания знакомиться с истоками местной культуры.

Увы, но об объективной передаче двух разных точек зрения – Родригеса и Иноуэ в фильме нет и речи. Позиция режиссера-христианина здесь прослеживается очень четко. Инквизитор оказывается главным злодеем лишь потому, что защищает чуждые режиссеру ценности, и оказывается воистину дьяволом во плоти. Он не просто подвергает людей пыткам, он упивается своим садизмом. Восторг от собственной жестокости всячески подчеркивается обликом персонажа, а его многочисленные причмокивания лишь добавляют колорита.

Фильм, как и роман Сюсаку Эндо базируется на реальных событиях. Однако настоящую концовку истории ни писатель, ни режиссер знать совершенно точно не могли. В результате эпичное полотно о столкновении в Японии двух культур и традиций периодически перемежается грубой религиозной патетикой. Главные герои оказываются такими правильными, а злодеи – такими отвратительными, словно Мартин Скорсезе заскучал по временам, когда мир был простым и понятным: хорошие парни справа, плохие – слева. Не перепутаешь.

Павел Соломатин, InterMedia

Похожие записи

Понравилось? Поделись с друзьями!


^ Наверх